Историческая справка

Наш институт расположен в знаменитой московской местности — на Воробьевых горах...

Воробьевы горы издавна считались самым лучшим местом, откуда можно было посмотреть на Москву. Многие русские писатели приводили сюда своих героев и смотрели на открывающуюся перспективу их глазами. Посещение Воробьевых гор входит обязательным пунктом во все экскурсии по столице.

Местность Воробьевых гор описывается, начиная с бывшей Калужской заставы (теперь площадь Гагарина) на Камер-Коллежском валу, от которого шли несколько шоссе, в том числе Воробьевское, проложенное по бровке возвышенности, обрывающейся к Москве-реке. Шоссе в 1981 году было переименовано в улицу Косыгина.

Недалеко от Калужской заставы находилась «Мамонова дача», как прозвали москвичи большую усадьбу по фамилии ее владельца, будоражившего воображение жителей города, графа Дмитриева-Мамонова, затворником прожившего здесь несколько десятков лет.

Мамонова дача, в которой помещается Главный корпус Института химической физики, представляет собой великолепное здание, блестящий памятник Москвы эпохи классицизма.

Центр здания выделен шестиколонным ионическим портиком с полукруглым окном мезонина и купольной ротондой. Боковые флигели соединены с центральным объемом переходами.

Традиционно авторство проекта Мамоновой дачи приписывалось Д. Жилярди, но после пожара в Манеже реставраторы, изучавшие наследие О. Бове, обнаружили в его бумагах запись, где он упоминает особняк Мамоновой дачи в числе своих творений.

Первое упоминание об усадьбе относится к 1635 годом, когда усадьба была приобретена боярином Б.М. Салтыковым. Род Салтыковых владеет усадьбой до 1709 года — тогда ее получает в результате обмена подполковник Преображенского полка князь Василий Владимирович Долгоруков.

В 1744 г. В.В. Долгоруков продал усадьбу московскому губернатору князю Василию Михайловичу Долгорукову, назначенному при Екатерине II командовать армией для завоевания Крыма, что он и исполнил блистательно. Несомненно, уже при нем в селе был разбит парк и построен большой дом, в котором он в 1763 году принимал Екатерину II.

На плане 17б8 года, составленном Горихвостовым, четко просматривается деление усадьбы на три части: парадный двор, открытый перед главным домом, регулярный парк, примыкающий с востока к парадному двору, и сад с хозяйственными постройками, граничащий с парадным двором с запада. Земельные владения к этому времени составляли 20 десятин (около 28 га). Здесь был размещен и театр. Весь дом и проезжая дорога были иллюминированы, в 12 часов ночи «зажжен был фейерверк, изображающий на возвышенном многими ступенями и с обеих сторон трофеями украшенном месте стоящую на пьедестале в веселом виде Россию, возносящую вверх щит с именем царицы, со стоящими перед ней двумя статуями, из которых одна представляла преданность и любовь, а другая — усердие и верность. Напоследок производилось пушечные залпы и пущено вдруг великое число ракет».

Была в имении и большая оранжерея, фрукты из которой предлагались москвичам: «... продаются красные, белые и зеленые арбузы, разных родов лучшего вкусу дыни и канталупы, також и другия многия редкие плоды».

В период между 1783 и 1821 годами село Васильевское перешло к князю Н.Ю.Юсупову, богатейшему и просвещенному вельможе, который принял здесь в 1820 году Александра I с семьей и свитой. Это был период расцвета усадьбы. Вероятно,в послепожарное время он заменил старые покои стоящим до сих пор домом, построенным в конце XVIII — начале XIX веков при участии архитекторов С. Чевакинского, И. Жеребцова и Д. Жилярди. (Следует отметить, однако, что после пожара в Манеже реставраторы обнаружили в бумагах О. Бове запись, в которой он упоминает Мамонову дачу в числе своих творений.)

Здесь же разбит обширный парк, состоящий из двух частей: более старой «французской», относящейся еще ко 2-й половине XVIII века, и новой «английской», с большим количеством полян и лужаек, с прудом и островом. «Французский» парк был, очевидно, шпалерным, о чем свидетельствует близкая друг к другу посадка одинаковых деревьев (лип). «Английская», пейзажная часть усадьбы была устроена по всем правилам садово-паркового искусства и имела, наряду с живописными группами деревьев и участками лесных массивов, большие поляны и лужайки свободных очертаний, криволинейные дорожки, плавные линии берега искусственных водоемов. Склон перед домом не был засажен деревьями, и с балкона северного фасада здания открывался вид на Москву-реку и заречные дали. По сохранившимся кулисными посадками лип можно проследить, как создавалось обрамление этого вида. Посадочным материалом, который использовался в «английском» саду, служили липа, клен, дуб, ясень, рябина, береза. В западной части усадьбы было создано оранжерейное хозяйство, где выращивали яблоки, груши, сливы, виноград, апельсины, ананасы. Сохранившиеся старые деревья в возрасте 230-240 лет образуют линии планировки, показывающие регулярную структуру парка на территории ИФХ. В «английской» части парка новое функциональное содержание и постройки продиктовали и новую планировку.

В 1833 году опекуны графа М.А.Дмитриева-Мамонова приобрели для него Васильевское, где он жил с 1833 года до своей смерти в 1863 году, после чего имение перешло к одному из его дальних родственников. В 1883 году усадьбу с торгов покупает Ф.Ф.Ноев, садовод-промышленник, владелец лучших магазинов города Москвы, превративший «Мамонову дачу» в крупное, почти промышленного масштаба, цветоводческое хозяйство, которое было таким известным в Москве, что дачу стали называть Ноевой.

В 1910 г. Мамонова дача была приобретена Московской городской думой с целью превращения Васильевского в сад общественного пользования, но наступили военные времена.

После 1917 г. Васильевское разрушалось все более и более, и только после настоятельных обращений архитектора С.К. Родионова к властям имение взял под охрану Главмузей.

Весной 1922 г. отремонтировали нижний этаж и поместили там приют для детей голодающих, в 1923 г. тут останавливались иностранные гости сельскохозяйственной выставки, а также проживала чета Луначарских — сам нарком просвещения и его жена, актриса Н.А. Розенель.

3 августа 1924 г. в Васильевском открыли Центральный музей народоведения, или Этно-парк, в котором демонстрировались предметы быта и народных промыслов, одежда народов СССР. Музей просуществовал до войны, потом его преобразовали в Музей народов СССР и передали в Ленинград, а здание перешло Институту химической физики, руководимому Н.Н. Семеновым.